Кофырин Николай - Kofyrin Nikolay (strannik1990) wrote in religiovedenie,
Кофырин Николай - Kofyrin Nikolay
strannik1990
religiovedenie

ЭКУМЕНИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ И ПРАВОСЛАВИЕ



В Светлый праздник Пасхи печально видеть, как христиане враждуют и даже воюют друг с другом. Когда я был в Иерусалиме, то ужасно было видеть драки в Храме Гроба Господня между представителями служащих там церквей.
После развала СССР на Украине в 1992 году выделился Киевский патриархат, отколовшийся от Московской патриархии. Недавно сообщалось, будто бы священников киевского патриархата просят благословить украинских воинов на войну с русскими.
А ведь Христос мечтал о единстве в любви всех христиан. «И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино. Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино, и да познает мир, что Ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня». (Ин 17:22-23)
Недавно в Русской христианской гуманитарной академии я слушал лекцию кандидата философских наук, кандидата богословия, протоиерея Владимира Фёдорова. Меня заинтересовал вопрос: что же мешает различным христианским церквям объединиться и стать единой церковью, как того желал Христос: какие-то ортодоксальные разночтения, или, может быть, честолюбие и властные амбиции отдельных иерархов?




Мешает объединению всех христианских церквей, по мнению протоиерея Владимира Фёдорова, «прежде всего наша человеческая духовная природа, в которой сокрыты вот эти все опасности: и гордыня, и близорукость духовная, и недостаточно мы со Христом, сердце не открыто. Просто иногда это головные какие-то или это могут быть самые разные идеологические барьеры, политические или какие угодно. Но ещё с уважением отнестись к тому, что все мы разные психологические типы. Для каких-то психологических типов проще быть открытым, внимательным и чутким, а какие-то характеры, какие-то психологические типы они уже ограничены в своём восприятии и сердце их заскорузлое. Мы недостаточно хорошие христиане, как мне кажется, если не понимаем этой заповеди Спасителя».

Поскольку все христиане верят в одного Христа, то имеют общие таинства: крещение, евхаристию, священство, которые, по мнению основателей экуменизма, не повторяются, а взаимно признаются разными ветвями. Поэтому, по мнению сторонников экуменизма, будет великая польза, если ветви начнут процесс сближения через совместные молитвы и евхаристическое общение, взаимно обогащая друг друга.

Экуменизм – это идеология единства всех христианских церквей. Экуменическое движение — движение за сближение и объединение различных христианских конфессий.
Впервые понятие «экуменизм» было предложено в 1937 году теологами Принстонской теологической семинарии. Изначально идея экуменизма базировалась в среде протестантов на теории ветвей, суть которой заключается в том, что христианские конфессии являются единой Христовой Церковью, несмотря на различие в догматах.

Начало современному экуменическому движению было положено участниками состоявшейся в 1910 году в Эдинбурге Всемирной миссионерской конференции, учредившими в 1921 году Международный миссионерский совет.
Главной организацией экуменизма является Всемирный Совет Церквей (ВСЦ), образованный в 1948 году на Первой ассамблее в Амстердаме в ходе десятилетнего слияния всех перечисленных выше организаций.
ВСЦ не ставит своей целью построение «сверх-Церкви» или стандартизацию стилей богослужения; скорее речь идёт о более глубоком общении христианских церквей и общин с тем, чтобы они могли увидеть друг в друге истинное воплощение "единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви".

Русская церковь первой среди православных поместных церквей осудила идеи экуменизма.
Идеи экуменизма в православии были заложены ещё в 1438—1445 годах.
В 1920 году Митрополит Дорофей предлагал основать «Общество Церквей» и, в качестве первого шага для сближения, принять «единый календарь для одновременного празднования главных христианских праздников».
В 1923 году Всеправославный конгресс устанавливает введение нового стиля (календаря), женатого епископата, упразднение постов, сокращение богослужения, разрешение светской одежды духовенству, допускает второбрачие для духовных лиц и принимает другие постановления.

На декабрь 1946 года Всемирным советом церквей и Московской Патриархией была назначена встреча для «ознакомления друг с другом и установления общей базы, целей и деятельности Совета Церквей», но были принуждены отказаться от экуменического движения.

В 1961 году Архиерейский собор одобрил вступление РПЦ во Всемирный совет церквей.

Важнейшей целью отношений Православной Церкви с инославием является восстановление богозаповеданного единства христиан (Ин. 17, 21), которое входит в Божественный замысел и принадлежит к самой сути христианства.

Католическая церковь не является участником Всемирного совета церквей и её представители состоят при нём лишь в качестве наблюдателя. Суть католического экуменизма состоит не в отказе от части своей догматики ради создания приемлемого для всех конфессий компромиссного вероучения, а в уважении ко всему тому в других конфессиях, что не противоречит уже имеющейся католической вере.

Действующий Патриарх Кирилл при выступлении на Поместном соборе РПЦ 2009 года во всеуслышание употребил термин «католическая ересь», а во время проповеди в Тутаеве 11 сентября 2010 году идею унии с католической церковью назвал «еретическим отступлением от истин православной веры».

Выражение: «Экуменизм есть ересь ересей» стало крылатым среди всех противников экуменизма.

Православная Русская Зарубежная Церковь воспрещает своим чадам участие в экуменическом движении, поскольку считает Святую Вселенскую Православную Церковь единой и единственной истинной Церковью Христовой.

Распространено мнение, что современный экуменизм стремится к созданию некой «общей религии» на основе существующих вероисповеданий и, являясь инструментом глобализации, ведёт к уничтожению истинных духовных ценностей.

Архимандрит Рафаил (Карелин) дал такую оценку православным сторонникам экуменизма:
«Что касается экуменизма, то я не его сторонник, и считаю экуменизм верхоглядством. Говорить о ничтожности догматических противоречий это значит косвенно признавать, что святые отцы на вселенских соборах что-то не досмотрели, что-то напутали, придали мелочам колоссальное значение, и не имели достаточной любви, чтобы преодолеть противоречия, или же предоставить каждому богословствовать так, как он хочет».



Недавно Патриарх Московский и всея Руси Кирилл заявил о важности диалога православной церкви с властью и другими религиозными организациями. Предстоятель подчеркнул, что в Церкви с уважением относятся к представителям других традиционных религий России.
«Я ценю возможность иметь доброжелательный, спокойный, реалистический диалог с властью, посредством которого духовная и нравственная миссия, которую несёт Церковь обществу, имеет возможность преломляться в конкретных проектах в области образования, пастырской работы».

Профессор Московской Духовной Академии протоиерей Максим Козлов считает:
«Когда основы европейской цивилизации рушатся так стремительно и так очевидно, церковь есть, пожалуй, самый значимый институт в России, поддерживающий традицию с большой буквы».
«Мы, пожалуй, по-прежнему находимся в опасности, когда церковь государством рассматривается как исключительно полезный социальный институт».
«Мы имеет огромное количество священнослужителей, не вполне религиозно и духовно образованных, чтобы справляться с теми задачами, которые сейчас перед ними стоят».



Сейчас много говорят о русском мире. Подразумевается, что русский это православный. Об этом писал ещё Ф.М.Достоевский в «Дневнике писателя». Как-то он заметил, что если одновременно будет гореть кабак и храм, то русский человек побежит спасать кабак.

Академик Юрий Пивоваров считает, что нужна христианская демократическая партия, иначе не спастись. Нужно, чтобы церковь пошла в народ.

Протоиерей Максим Козлов убеждён: «Русский человек никогда свою последнюю мысль машине не отдаст». «Всё же у нас икона Рублёва, при всей сложности её понимания, а не открытка розовощёкого джентельмена с детьми с подписью «приди, приди ко мне мой Иисус». Нельзя опошлить традицию, которую мы несём и нельзя свести её до уровня плаката».



Сейчас церковь активно занимается дипломатической деятельностью. Хотя и не ставит перед собой такую задачу, церковь выполняет связующую и геополитическую функцию. Экуменическое движение РПЦ всегда поддерживалось советским государством.

Сегодня заметные следующие проблемы деятельности РПЦ:
1\ жёсткая иерархия и отсутствие демократизма
2\ нескромность быта отдельных священнослужителей
3\ отсутствие плюрализма и борьба с ересью

Недавно известного православного публициста отца Андрея Кураева уволили из Московской Духовной Академии. Некоторые убеждены, что это борьба с ересью.
Считается, что если бы церковь не была бы такой консервативной, она бы не сохранилась на протяжении такого длительного времени. С одной стороны, ереси не разъедают церковь, но с другой стороны, нет развития церкви через плюрализм мнений.

Протоиерей Максим Козлов считает: «Историческое христианство, православие, древневосточное, католицизм принципиально предполагает абсолютность истины, что есть вещи, в которых изменение одной йоты означает искажение истины, и за эту истину будет стоять до конца».



Если какая-то цивилизация доказывает опытом своего исторического развития, что опирается на истинные основы и верное мировоззрение, то не стоит ли заимствовать этот опыт или вовсе присоединиться к этой цивилизации, а не упрямо отстаивать свою ошибочную особенность?

Современная РПЦ – это срез нашего общества. Церковь должна быть вместе со своим народом, делить с ним все трудности и радости. При этом надо различать церковь как тело христово, и церковь как социальный институт, – это две разные вещи.

Задача церкви – спасать душу каждого конкретного человека. А спасение души не зависит от политического режима и государственного устройства страны.

Некоторые говорят: «я не потому не хожу в церковь, что жене изменяю, а потому что священник толстый, джип у него чёрный, а Патриарх встречается с Путиным».



Автор книги «Эволюция человека» доктор биологических наук А.В.Марков считает, что организованные религии «выполняют важную социальную функцию – сплачивают коллектив. Заставляя отдельных индивидов вести себя иррационально, они в целом побуждают общество вести себя в высшей степени рационально, потому что сплочённое религией племя будет побеждать племена, у которых при прочих равных условиях религия не такая эффективная.
Если все члены племени свято верят, что они избранный богом народ, что им бог велел насадить головы соседей на колья – они это будут делать с чистым сердцем и со всем возможным мужеством. Если ещё и посмертное блаженство пообещать, то подавно. Поэтому на уровне социума до какого-то момента религиозность очень выгодна».

«Вообще, разница между верующими и неверующими видна только в ситуации анонимности, когда известно, что о твоём поступке узнают люди, вот тогда верующие ведут себя более просоциально. Но в полностью анонимной ситуации разницы нет», – утверждает А.В.Марков.
«Чем анонимнее ситуация, тем меньше человек проявляет совестливости в своём поведении, но даже в полностью анонимной ситуации люди… даже если они уверены, что об их поступках никто не узнает, всё равно будут склонны поступать скорее хорошо, чем плохо.
Как ни странно, верующие люди в таких ситуациях ведут себя не более нравственно, чем неверующие, если только не напомнить им о чём-либо божественном – предложить прочесть молитву или посмотреть на икону. А такие эксперименты были. Но если неверующему напомнить аналогично о морали, он тоже будет себя вести лучше».



Ф.М.Достоевский в романе «Братья Карамазовы» в Легенде о великом инквизиторе писал:
«Нет заботы беспрерывнее и мучительнее для человека, как, оставшись свободным, сыскать поскорее того, пред кем преклониться. Но ищет человек преклониться пред тем, что уже бесспорно, столь бесспорно, чтобы все люди разом согласились на всеобщее пред ним преклонение. Ибо забота этих жалких созданий не в том только состоит, чтобы сыскать то, пред чем мне или другому преклониться, но чтобы сыскать такое, чтоб и все уверовали в него и преклонились пред ним, и чтобы непременно все вместе. Вот эта потребность общности преклонения и есть главнейшее мучение каждого человека единолично и как целого человечества с начала веков. Из-за всеобщего преклонения они истребляли друг друга мечом. Они созидали богов и взывали друг к другу: «бросьте ваших богов и придите поклониться нашим, не то смерть вам и богам вашим! И так будет до скончания мира, даже и тогда, когда исчезнут в мире и боги: всё равно падут пред идолами».

Александр Гельевич Дугин считает, что после разрыва с христианским нарративом человек остался без веры. В период модерна человек верующий освобождается от рациональных догматов времени и становится познающим. Познающий человек через сомнения в вере становится актором модерна. Сейчас налицо переход от человека познающего к человеку постпознающему в информационном обществе.

Гейдар Джемаль полагает, что есть два типа веры: онтологическая – присущая изначальной природе человека, и вера гностическая. Бог есть то, где бытие встречается само с собой, совершенное бытие, которое идёт навстречу бытию несовершенному (которое есть человек), и дополняет до совершенства. Здесь и познаётся Бог с точки зрения антологической веры. Гностическая вера исходит из противоположной точки зрения, что Бог трансцендентен бытию, противостоит бытию, Бог есть абсолютно иное, Бог за пределами бытия и противостоит бытию как неправде.



Доктор философских наук Игорь Иванович Евлампиев считает, что религия – это по сути утверждение о том, что в мире есть нечто абсолютное, превышающее те конечные формы, в которых мы живём, конечные формы мира и конечные формы нашего бытия.
По сути религиозность это утверждение, что мы не ограниченные существа, что наше феноменальное эмпирическое бытие, которое ограничено и несовершенно, что это не всё в нашей жизни, что есть некое абсолютное, трансцендентное, бесконечное измерение в мире, и главное, в нашем собственное существовании.

В истории было не одно, а два христианства. Одно реализовано в церковной традиции, а другое – в виде различных гностических ересей. Они создают разные модели человека и культуры.

В церковной традиции (совершенно не важно, католицизма, протестантизма или православия) главный принцип – принцип онтологической дистанции между человеком и Богом. В этой традиции человек и Бог разделены радикально благодаря грехопадению и не снимаемого греха. И поэтому, хотя человек и богоподобен, но в своей жизни он не может претендовать на абсолютность (которая чисто потенциальна и будет реализованы в потусторонней реальности), но в своей жизни своими делами мы никогда не сможем её реализовать.

Главный принцип альтернативной версии христианства (духовной) – это принцип боготождества: человек и Бог тождественны, где тождество предполагает и различие. Человек потенциально тождественен и может и даже должен раскрыть эту божественность, эту абсолютность в своей жизни. В этом случае религия говорит о путях раскрытия этой божественности. Это мистический акт, в котором человек раскрывает в себе Бога, сливается с Богом.

Фихте первый сформулировал, что в церковной традиции учение Христа было искажено, а подлинное христианство это как раз еретическое христианство. В исходном учении Христа не было идеи греха, оно потребовалось церкви для того, чтобы ввести идею закона и послушания. Церковь в какой-то момент заместила государство и она должна была стать аналогом государства. А чтобы стать аналогом государства, нужно было в саму религиозность ввести идею закона, подчинение паствы иерархам. И благодаря иудейской идее греха и грехопадения они были внедрены в христианство, где их изначально не было».

«Постигая себя, человек постигает Бога, ибо человек есть одна из форм бытия, существования, воплощения Бога.
Когда мы познаём мир, мы познаём Бога.
Бог везде, но постичь Его можно, лишь уподобляясь Ему.
Отношения человека с Богом носят характер со-творчества.
Мудрость состоит в постижении и выполнении воли Бога.
Всецело подчинившись воле Бога, человек понимает своё предназначение как несомненное и неоспоримое для него благо.
Спасение происходит через постижение закономерности, которую открывает человеку Бог.
Только тот, кто верит в Бога, ждёт от Него ответа; только тот, кто верит Богу, получает знание от Него».
(из моего романа-быль «Странник»(мистерия) на сайте Новая Русская Литература



Вера – это разговор о пределе, о границах пределов и предмете человеческого познания.
Противопоставление веры и разума не было ни в авраамической традиции, ни в православном христианстве.
Знание начинается с веры. При этом необходимо верить в свою трансцеденцию.
Религиозная вера это частный случай веры, это превращённая форма эмоциональной трансцендентальной сущности человека.
Вера – это несомненное изменение всей полноты жизни, – человек начинает воспринимать себя как другого, на зло начинает отвечать добром.

Есть мнение, что ошибкой России было принятие православия. Возможно. Но выбор был между западным католицизмом и восточным исламом. Владимир выбрал третье – восточное христианство Византии. Это был политический выбор стратегических союзников. Подчиняться римскому папе Владимир не хотел. Владимир хотел быть самостоятельным.

В западном католическом христианстве в центре стоит индивид и его личная ответственность перед Богом. В восточном христианстве (православии) индивид служит государству, которое обеспечивает выживание всех, и таким образом является сверхценностью.
Если в западном христианстве главный символ – распятие, символизирующий страдание.
В восточном христианстве главный символ – икона, символизирующая радость единения с Богом.

В статье для The American Conservative Патрик Джозеф Бьюкенен утверждает, что защитник традиционных ценностей Владимир Путин возглавил идеологическую борьбу с «развращённым Западом» и его «моральными преступлениями». Только Россия, по мнению автора, сейчас противостоит «замене христианских ценностей ценностями Голливуда».
Многие европейские страны отклонились от своих корней, включая христианские ценности, однополые браки стоят на одной ступени с многодетными семьями, а вера в Бога – с поклонением Сатане, и это есть путь к деградации.
Россия защищает христианские ценности и ведёт с Западом «культурную, социальную, моральную войну». Москву называют «командным постом контрреформации против нового язычества». Россия находится на передовой идеологической борьбы между традиционалистами и «развращенным Западом» во главе с США.

Вместо объединения всех христиан, как о том мечтал Христос, имеет место разъединение и конкуренция, и даже переманивание верующих (прозелитизм). Как-то меня пытались завербовать сторонники одной христианской конфессии.

— Другие церкви учат неправильным принципам, — убеждали меня. — Все другие церкви, не скажу, что от Дьявола, но они не от Бога. Другие церкви не могут делать обряды, не могут получить живое откровение от Бога.
Я возразил:
— Каждая церковь считает, что именно в ней Господь, а все остальные не от Бога. Это приводит к спорам, нетерпимости, конфликтам, а, в конечном итоге, к войнам. Только из-за того, что кто-то считает себя от истины, а всех остальных неверными, люди начинают убивать друг друга.

Мне кажется, Бог не различает цвета знамён, под которыми творится добро. Если я признаю Христа как Духа Истины, то тогда и в вашем учении проявляется Дух Истины. Он везде!
Но если кто-то скажет, что Истина только в одной церкви, значит, он отрицает Дух Истины. Не может быть, чтобы одна церковь была истинна, а другая нет.
Если, к примеру, ваша церковь говорит, что надо крестить так, а православная церковь учит иначе, то разве от этого пропадает смысл обряда крещения?

Стать сторонником какого-либо одного учения означает раз и навсегда отказаться от Истины, которая существует в постоянном изменении. Остановиться на чём-то одном значит спрятаться от Истины. Кто же не прячется за видимой очевидностью какой-либо теории, лишь тот открыт для познания. Это к вопросу о том, почему я не смог присоединиться ни к одной церкви. Мой дух просто не умещается в прокрустово ложе какой-либо одной религии. Ведь Господь живёт в душах наших!
Я лично не против церкви как сообщества верующих людей, но против церковников, превративших распятие в украшение, а веру в промысел. В храмах обряды заменили любовь практическую, а жертвоприношения подменили самоотверженность любви. Строить храмы и служить обедни легче, чем любить несмотря ни на что».
(из моего романа-исследования «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак» на сайте Новая Русская Литература

Поздравляю всех христиан с Воскресением Христовым!



А по вашему мнению, ПОЧЕМУ ВРАЖДУЮТ ХРИСТИАНЕ?

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments