Николай Карпицкий (karpitsky) wrote in religiovedenie,
Николай Карпицкий
karpitsky
religiovedenie

Основания межрелигиозного диалога

Карпицкий Н.Н. Основания межрелигиозного диалога // Международный научно-исследовательский журнал. 2014. № 3 (22). Ч 3. С. 97-99.
PDF статьи - https://www.academia.edu/6765046/_._._-_._2014._3_22_._3._._97-99

В апреле 2014 года исполняется три года с начала работы в г. Томске «Межрелигиозного диалога» научной и религиозной общественности, в котором принимают участие представители большинства конфессий и вузов Томска. Трехлетний опыт работы позволяет сделать ряд выводов.

Поскольку каждая религиозная традиция самодостаточна, многие не понимают, зачем вообще вести межрелигиозный диалог, если у людей принципиально разные позиции и никто не откажется от своих взглядов. Другое дело – внутрирелигиозный диалог между единоверцами или близкими конфессиями, когда есть общие основания в вероучении и духовной практике, позволяющие иметь общие критерии для оценки доводов, что делает дискуссию осмысленной. В межрелигиозном диалоге отсутствует такое общее основание, как и общая религиозная задача, поэтому его участники лишь знакомят со своей позицией, стараясь достичь взаимопонимания, однако, как правило, не ставят цель переубедить собеседника. Такой диалог проходит более спокойно по сравнению с жаркими внутрирелигиозными спорами, где каждый надеется доказать свою правоту на основе общего понимания. Как показала практика, нет четкой границы между внутрирелигиозным и межрелигиозным диалогом – все зависит личной позиции их участников. При наличии желания понять собеседника межрелигиозный диалог легко перетекал во внутрирелигиозный. Это означает, что диалог важен для человека лишь тогда, когда ведется не с формального основания учения, а с позиции личного религиозного опыта.

Далеко не все испытывают потребность в межрелигиозном общении, кто-то опасается обидеть, высказывая мнение о чужой позиции, кто-то просто не видит смысла высказывать свою позицию. Поэтому поначалу звучали пожелания сосредоточиться лишь на внешних формах сотрудничества, не связанных с вопросами внутренней духовной жизни и вероучения. И это сотрудничество оказалось очень эффективным в социальном служении, правозащитной и просветительской деятельности и организация культурно-массовых мероприятий. В частности, удалось снять напряженность между конфессиями в период суда в Томске о признании книги «Бхагавад-гита как она есть» экстремистской. Православные и представители других конфессий выступили в защиту священной для вайшнавов книги, а рабочая группа «Межрелигиозного диалога» проводила информационно-разъяснительную работу. В организации просветительских экскурсий в храмы томских конфессий приняли самое активное участие атеисты. Студенты исторического факультета Томского госуниверситета в рамках студенческого дискуссионного клуба стали проводить регулярные встречи с участниками «Межрелигиозного диалога» и преподавателями вузов. В ежегодном фестивале «несвесткой» музыки участвовали наряду с религиозными организациями различные национально-культурные центры Томска, а в весеннем субботнике по озеленению города – активисты различных общественных объединений. Вся эта деятельность раскрывает внешний смысл межрелигиозного диалога, способствуя взаимопониманию между людьми с разным мировоззрением и преодолению ксенофобии, вызванной предрассудками относительно конфессии и т.д. [1. 232-233]

По мере достижения взаимопонимания прояснялся и внутренний религиозный смысл межрелигиозного диалога, т.е. такой смысл, который имеет принципиальное значение для личной религиозной позиции человека. Внутренний религиозный смысл не ясен, если мы понимаем личность статично, в том ее моменте жизни, в котором она самоопределилась в своем религиозном выборе, абстрагируясь при этом от всего ее предшествующего жизненного опыта. В противовес этому динамическое понимание личности раскрывает ее в развитии, ступенями которого могут быть разные формы миропонимания. В динамическом понимании даже атеистическая позиция человека имеет религиозный смысл, являясь важным этапом развития личности, на котором переоценивается стихийно складывающиеся в детстве инфантильные религиозные представления. Поэтому позиции, которые воспринимаются антагонистическими в соответствии со статическим пониманием личности, оказываются выражением закономерных этапов самосознания личности при ее динамическом понимании. «Таким образом, межрелигиозный диалог позволяет понять духовный опыт разных людей на разных этапах жизни» [3].

Внешняя религиозная задача межрелигиозного диалога позволяет наладить сотрудничество и преодолеть предрассудки относительно конфессий. Внутренняя религиозная задача межрелигиозного диалога заключатся в понимании динамики духовного опыта, в том числе и опыта, зафиксированного в традициях других конфессий (и даже в атеистических позициях), так как всё это имеет принципиально важно значение для понимания духовно-религиозного развития личности. При этом в рамках межрелигиозного диалога является контрпродуктивной снисходительная позиция к другим его участникам, когда чужие религиозные позиции рассматриваются исключительно как подготовительная ступень понимания собственной. Духовное развитие не линейно, а многомерно, и по различным основаниям оценивать стадии развития религиозного сознания можно по-разному. Межрелигиозный диалог позволяет понять не только позицию другого человека, но и увидеть собственную позицию в более широком контексте разных возможных путей развития личности. Это делает собственную позицию более глубоко осмысленной, соответствующей внутреннему убеждению, придавая ей независимый характер от случайных эмпирических или психологических обстоятельств.

Важность межрелигиозного диалога для личности побуждает не просто знакомить с собственными взглядами, но и не боятся анализировать и критиковать чужую позицию или чужого духовного опыта. Однако эта критика носит иную форму, нежели во внутрирелигиозном диалоге.

Поскольку межрелигиозный диалог касается сверхчувственного и не предполагает общих религиозных предпосылок, из которых можно было бы логично обосновать те или иные доводы, то в нем невозможно однозначно установить правоту методами рассудка. Еще И. Кант обосновал, что рассудок не может однозначно судить о сверхчувственном опыте. Поэтому понимание чужого религиозного опыта неизбежно будет раскрываться антиномично, т.е. казаться противоречивым. Однако с позиции человека, обладающего данным религиозным опытом, эти противоречия преодолеваются на уровне разума и веры. В связи с этим можно провести параллель между пониманием чужого религиозного опыта и пониманием опыта чужой культуры. Г.М. Тарнапольская обосновывает, что всякое понимание другой культуры закономерно приобретает антиномичный характер: «Антиномия возникает в силу того, что новое понимание чужого культурного опыта не может быть уложено в одну объяснительную схему, от которой отталкивается исследователь» [1. 38-39]. Это же можно утверждать и в отношении межрелигиозного диалога, поэтому необходимо с пониманием относится к чужым взглядам даже тогда, когда они кажутся противоречивыми.

Религиозное откровение как сверхчувственный опыт подразумевает бесконечное количество возможных интерпретаций. В определенной религиозной традиции реализуется именно та интерпретация, которая отвечает ее религиозной задаче. Поскольку в разных религиозных традициях определяются разные задачи, то и интерпретации должны быть разными. Не имеет смысла критиковать то или иное религиозное представление с позиции другого религиозного представления, определенного иной религиозной традицией. Однако имеет смысл выявлять антропологическое значение этого представления для развития духовного опыта человека. Поэтому критика религиозных представлений в межрелигиозном диалоге возможна не с теологической, а с универсалистской антропологической позиции. Более того, она необходима для более глубокого понимания собственной позиции каждого из участников диалога.

Литература
1. Тарнапольская Г.М. Связи с общественностью в конфессиональной сфере: ситуация в Томске // Социальная работа, реклама и связи с общественностью в новом социокоммуникативном пространстве: Сборник научных работ. Томск, 2013. С. 228-234.
2. Тарнапольская Г.М. Опыт чужой культуры. Томск: Издательство Томского ЦНТИ, 2014. 144 с.
3. Митренина М. Зачем религиям нужно вести диалог, выясняли в Томске [Электронный ресурс] // Информационный портал Globalsib URL: http://globalsib.com/19191 (дата обращения 27.03.2014)
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments